Ответы на вопросы журнала «Эксперт-Казахстан» в связи с уголовным преследованием Умиды Ахмедовой

Ответы на вопросы журнала «Эксперт-Казахстан» в связи с уголовным преследованием Умиды Ахмедовой

1. Когда искусство становится социально-политическим? При каких условиях? Все зависит от точки зрения зрителя? От концепции автора?
2. Ваш взгляд на творчество, должно ли оно ставить социальные задачи? Должно ли привлекать внимание к общественным проблемам? Должна ли быть у художника гражданская позиция?

Социальное искусство, политическое искусство – это авторские художественные стратегии, исследующие социальные и политические проблемы и явления эстетическими средствами. Те или иные проявления этих стратегий можно найти в том или ином виде в различные исторические периоды. Включение в художественное произведение артикулированного политического или социального дискурса и соответствующих месседжей безусловно определяется авторским выбором.

Однако с другой стороны совершенно необходимо понимать, что вне зависимости от авторской концепции искусство всегда социально и политично, так как с искусством неразрывно связаны такие, по сути, политические категории как свобода, независимость, право на самовыражение. Искусство – это также публичная практика, ориентированная на открытое взаимодействие с обществом, и одновременно являющаяся его собственным проявлением (ведь художник – всегда гражданин, член общества). Именно поэтому зоны напряжения между искусством и обществом, искусством и политикой существуют, и будут существовать. К сожалению, практика показывает, что чем более реакционными оказываются общество и политическая власть, тем более уязвимым становится положение искусства. Ни общество, ни власть не желают признавать за искусством т.н. автономии, которая гарантировала бы художнику свободу выражения. Но так как искусство (как социальная система) по отношению и к обществу и к власти, как количественно, так институционально всегда будет в положении меньшинства, автономия есть абсолютно необходимое условие его существования. Во всем мире искусство, и как эстетическая практика, и как институциональная система находятся в постоянной борьбе за эту автономию, так как границы и нормы этой автономии не могут быть определены раз и навсегда. Однако безопасной, и, как мы привыкли говорить, «цивилизованной» эта борьба может быть только в условиях демократического политического строя и открытого общества, которые в том числе выступают гарантией того, что художник не будет подвергнут уголовному преследованию за свою творчество, а гражданское разбирательство любых возникших противоречий ведется в соответствии с интересами, как вовлеченных частных сторон, так и общества в целом, а искусство и его автономия признаются непреложной ценностью, как открытого общества, так и демократии как политического режима.

Дело в отношении Умиды Ахмедовой, вменяющее ей «оскорбление» и «клевету» узбекского народа, демонстрирует, с одной стороны, недемократичность политического режима, что, конечно же, ни для кого не новость, а с другой – что выражено в молчаливой реакции абсолютного большинства узбекской художественной и не только общественности, недемократичность и авторитарность самого общества, для которого свободное искусство не являются ценностью. И в этом, на мой взгляд, заключается прецедентная опасность всей этой ситуации. Свобода самовыражения обеспечивает для художника (как свобода слова для журналиста) пространство профессиональной деятельности, однако не является исключительно профессиональной свободой. Каждый человек вне зависимости от своей профессиональной деятельности нуждается в свободе самовыражения, которая проявляется, в том числе, во множестве повседневных и привычных делах – выборе стиля прически и цвета волос, расстановке мебели в квартире, выборе цвета обоев и т.д. Современная экономика и технологии всячески способствуют проявлению индивидуальной креативности, которая основана на свободе самовыражения – создание профиля в социальной сети, ведение личного блога, и т.д. – все это проявления креативного выражения личности, свобода которых в первую очередь гарантируется свободой художника. Если можно подвергнуть сомнению и даже угрозе свободу художника, то нет никаких препятствий для того, что бы поступить также и со свободой любого гражданина.

3. Место фотографии в современном искусстве? Она фиксирует социально-политическую реальность?

Современное искусство вообще, и фотография как один из его медиумов, не отображают жизнь и не фиксируют реальность. Искусство – эта часть самой жизни, а не ее изображение. Искусство, безусловно, предает форму хаотичному бытию, но эта форма всегда исключительно субъективна и более того, вымышлена – фикциональна. Однако художественный вымысел и есть то, что представляет для человечества главную ценность искусства, по выражению немецкого литературоведа Вольфганга Изера «вымыслы есть изобретения, наделяющие человечество способностью саморасширения». Наверное, поэтому сегодня, главная цель искусства как раз таки в том, чтобы показать, что реальность не может быть одной, реальностей всегда множество и каждая из них не однозначна.

Тут хочется отметить, что вполне положительные отклики на форумах в поддержку Умиды Ахмедовой, мотивированные тем, что на фотографиях «правда» и «все как в жизни» на самом деле настораживают, так как, вполне могло оказаться, что в «жизни» все совсем не так и тогда, видимо, преследование и уголовное дело можно было бы считать обоснованными?

4. Состояние искусства в Узбекистане и Казахстане. Сходства и отличия. Каково положение других художников в Узбекистане?
5. Имели ли место подобные делу Умиды Ахмедовой делу инциденты в Узбекистане? Мировая практика по этому вопросу. Например, суд над Орханом Памуком.
6. В каком состоянии на данный момент находится дело? Какова реакция общественности? Проявляет ли она как-то себя в Узбекистане? В самом деле Умида можете оказаться в тюрьме, или это скорее вынуждение к эмиграции?

В принципе, ситуация в которой существует современный художник во всех странах Центральной Азии примерно одинаковая, отмеченная схожими проблемами и сложностями и именно поэтому ситуация с Умидой Ахмедовой не может рассматриваться как исключительно внутриузбекская. Я позволю себе предположить, что это уголовное дело станет региональным прецедентом и, безусловно, будет иметь негативные последствия на художественную ситуацию в других странах региона, например, будет способствовать росту самоцензуры художников и арт-институций. Именно поэтому реакция всех активных членов регионального художественного сообщества на эту ситуацию была однозначной и единодушной – мы все выступили в поддержку Умиды Ахмедовой и постараемся сделать все возможное, чтобы не допустить усугубления этого абсурдного преследования, привлекая к этому делу все больше и больше международного внимания.
Георгий Мамедов, независимый исследователь, куратор, арт-менеджер, г. Москва

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

  • Blog Stats

    • 21,226 hits
%d такие блоггеры, как: